Прививка от гриппа: медик пояснил, кому она нужна

В центре Одессы побоище, здание мэрии «захвачено» (фото, видео)

Сети возмутил инцидент с "мажором" на дороге в Киеве: опубликованы фото

Пять научных способов улучшить сигнал Wi-Fi. ВИДЕО

Новый вид мошенничества: как атакуют платежные карточки

Грибной сезон: 5 лучших грибных мест под Киевом

Георгий Логвинский: Европа устала от Украины, у них собственные проблемы

17.02.2017 08:00 | Политика | Просмотров: 159

- Посол Германии Эрнст Райхель в интервью РБК-Украина заявил, что присутствие российских войск на оккупированной части Донбасса не исключает проведения там выборов. Более того, МИД Германии поддержал такое заявление. Уже давно неофициально курсирует информация о том, что наши западные партнеры навязывают Украине схему проведения выборов, когда сепаратисты и российские военные останутся на Донбассе, и на время проведения выборов будут находиться на своих базах. Вы, как вице-президент ПАСЕ, можете подтвердить эту информацию?

- Давайте сначала рассмотрим частную ситуацию с послом, а потом уже концептуально - проблему. Какое уже сформировано мнение, в том числе в ПАСЕ, по этому поводу? Я не встречал в политике и дипломатии ситуаций, когда МИД осуждал действия своего посла. Потому что фактически в таком случае он осуждает действия своего государства. Поэтому понятно, почему МИД сказал, что такая версия может обсуждаться.

Ангела Меркель неоднократно говорила о том, что выборы на Донбассе можно провести только после обеспечения условий безопасности. Выборы предусматривают свободное голосование. Но какое может быть свободное голосование под дулом пистолета? Это нереально. Что касается ПАСЕ, то она рассматривала этот вопрос на прошлой сессии. Доклад с измененным названием "Российская агрессия на территории Украины " четко говорит: выборы на Донбассе могут проходить только после обеспечения условий безопасности и контроля над границей и выведением войск. В противном случае словом "выборы" это назвать нельзя. Интересно, что на следующий день, после того как был принят этот документ, в ПАСЕ выступал министр иностранных дел Германии, которому задали вопрос:  "Как вы относитесь к выборам на Донбассе?". И, с учетом уже принятой резолюции, министр ответил: "Это может произойти только после обеспечения условий безопасности для проведения демократических выборов". Соответственно на уровне организации, которая объединяет 47 стран (ПАСЕ, - ред.) этот вопрос уже решен.

- Вопрос несколько в другом. Не подразумевает ли та же Германия, что если боевики и российские военные будут находиться во время выборов на территории своих баз и казарм, - это достаточное условие для безопасности выборов?

- А может ли свободно в это время партия "Народный фронт" или БПП в таких условиях баллотироваться на этой территории или, например, "Правый сектор"? Мы уже видели, как проходил "референдум" в Крыму. Сталинский принцип: "не важно, как голосуют, важно, как считают" в демократической стране не работает.

- Тем не менее посол Германии признал, что существует франко-немецкий вариант так называемой дорожной карты Минских соглашений, который предусматривает уступки с двух сторон: и России, и Украины. Отсюда вопрос: на что нас будут уговаривать согласиться европейцы?

- Если мы обсуждаем исключительно сценарии, то думаю, что ответа на этот вопрос нет даже у тех людей, которые их обсуждают. Этот план меняется ежедневно. Я могу говорить о тех ощущениях, которые у меня есть по общению с европейскими дипломатами. Мы должны понимать, что ПАСЕ уже третий год продолжает санкции против России. Но в тоже время "российское эхо" слышно там постоянно. Мы слышим тезисы, которые явно написаны в Кремле. Прямой поддержки Украины в ПАСЕ, - 30%. Такие страны как Англия, Польша, Литва, Латвия. А вот "эхо России" - 20-25%.

- О каких странах идет речь?

- Я не буду говорить о странах, но могу сказать об отдельных представителях. Это, например, Андрей Гунько - депутат Бундестага, который посещал Донбасс. Тьерри Мариани,  Де Борга, мадам Даллас - это те люди, которые летали в Крым. Это отдельные представители Швейцарии, один из них возглавляет группу дружбы с Россией. Это представитель Голландии, Испании, список можно продолжать. В основном главные приверженцы России - это группа левых, много поддержки у социалистов и в том числе, в группе ЕРР.

Остальная часть - 40-45% - это члены ПАСЕ, которые плывут по течению. Поэтому наша задача, - создать "волну", и тогда люди, которые плывут по течению, уходят к нам. Так прошла прошлая сессия ПАСЕ, когда была принята резолюция по Украине, которая сыграла ключевую роль для того, чтобы в январе было принято решение о продлении санкций в отношении России. Мы постоянно находимся в ситуации, когда нам нужно защищать свой интерес. Европа устала от Украины, у них собственные проблемы - Brexit, беженцы, выборы и т. д.

Мы можем увидеть определенную параллель, которую я часто привожу: сбит голландский самолет,  погибли граждане Нидерландов, но руководство этой страны, вместо того, чтобы поддерживать Украину, понимая на себе, в каком состоянии угрозы мы находимся, принимает совсем другое решение по поводу безвизового режима. Мы видим во Франции явное проявление агрессии, за которым торчат уши России.

- Вы имеете в виду Мари Ле Пен?

- Нет, я имею в виду террористические акты. Мы видим ситуацию с Алеппо, но французы ведут себя по-другому. Потому что, пока европейцы могут позволить себе думать, что мы защищаем границу Украины, а не Европы, до этого момента они видят это как внутренний конфликт. Они не ощущают, что это они подписали Будапештский меморандум, по которому солдаты Германии и Франции должны находиться на Донбассе и защищать нас. Это та ситуация, которую мы сейчас имеем. Но никто не обещал, что будет легко. Легко договориться с литовцами, потому что они ощущают на себе, что могут быть следующими. Можно найти поддержку у поляков, у молдаван, но абсолютно не просто найти поддержку в таких странах, как Германия и Австрия.

- Но Германия, по сути, наш последний стратегический партнер, после изменения ситуации в США?

- Я, не считаю, что изменение ситуации в США - это негатив для нас. Все сегодня в наших руках. Какие аргументы России: "дорогие друзья, мы проживем под санкциями, СССР 70 лет жил под санкциями, а вот вы теряете экономику и бизнес, а соответственно теряете своих избирателей, потому что у вас не такая избирательная система, как у нас, где за кого сказали, за того и проголосуют". Те же аграрии скажут своим политикам: "мы не можем продавать товары в Россию, - это из-за вас" и так далее. Об этом свидетельствует и недавнее выступление премьера Венгрии, который сказал о том, что санкции принесли Венгрии убытков на 6 миллиардов евро. Не стоит вопрос, что Россия напала на европейское общество, включая Венгрию, и поэтому Венгрия недозаработала 6 миллиардов евро, а не потеряла их. Это неправильная постановка вопроса.

Второе - это угроза жизни. Русские как бы намекают, мол, они же сумасшедшие, сегодня напали на Украину, но европейцы пока им  не интересны, но если они будут вступаться за Украину, то тоже могут стать интересны России. Одно нажатие кнопки и ракета через 15 минут будет в районе Берлина или в районе Парижа. Причем отправят ее не из России, а с территории, контролируемой сепаратистами. И это пугает европейцев. Они говорят: "мы не видим собственных бонусов, мы дипломатично промолчим".

- Эти две версии, о которых вы сейчас рассказываете, это ваши предположения или это то, что вам говорят ваши европейские коллеги?

- Я общаюсь с европейскими депутатами. Я  вижу их настроения. Некоторые из них говорят об этих проблемах абсолютно открыто. Для того чтобы смошенничать обязательно нужно оправдание. Какие самые распространенные оправдания звучат в ПАСЕ: нет в этом зале российской делегации, значит, мы говорим со стенкой. Вот пригласили бы мы их сюда, они бы нас услышали и сразу стали бы хорошими. Меня поразило, что когда у нас на комитете рассматривался вопрос по Чечне, то озвучивались просто сумасшедшие факты нарушений прав жителей республики. Но была группа правозащитников, которая рассказывала, что если бы здесь была российская делегация, мы бы их спросили, а так мы не можем получить ответа на этот вопрос. Хотя все прекрасно понимают, что на самом деле ключ к решению проблем находится исключительно в Путине. Что ни один депутат Госдумы не имеет ни полномочий, ни права для решения каких-либо вещей. Поэтому присутствие российской делегации ничего не добавит.

Существует сильное лобби, которое каждый день давит для того, чтобы добиться снятие санкций Ассамблеей. Но это повлечет эффект домино для снятия других видов санкций. Поэтому усталость от внутренних проблем и постановка Украины на задний план с отсутствием чувства собственной небезопасности от России, подкрепленных финансовыми вознаграждениями за позитивное решение и приводит к такой политике. 

- Как с этим бороться?

- Создавать "волны", работать в международных организациях.

- Все же вернусь к своему вопросу, есть ли у европейцев понимание как решить вопрос Донбасса?

- Еще раз. Я объяснил принцип базисного мышления. Дальше выстраиваются выводы, которые зависят от каждого отдельного момента. Например, после Алеппо даже французская делегация очень жестко отзывалась о России, но на некоторый период времени. Конкретной стратегии по Донбассу у европейцев нет. Есть мнение определенной группы лиц.  Вплоть до того, что французский депутат, который поехал в Крым на вопрос: "Почему вы не взяли у Украины официальное разрешение на поездку на полуостров, когда об этом вас просил МИД Франции и вы бы въехали туда абсолютно легально?" ответила: "А я в Украину не въезжала, я въезжала в Крым". Как правило, таких радикально настроенных депутатов мало, но есть мнение, что нужно давить на Украину. По их версии вопрос Крыма снят, на Донбассе – внутренний конфликт, в Украине произошла революция и дальше все известные нам сказки. Существует другое мнение, о том, что за последние 100 лет мы не знаем ни одного замороженного конфликта, который бы решился. Но сторонники оставить все как есть говорят, мол, так же лучше, так же людей не убивают. В этом плане и существуют первым пунктом выборы. Но по сути это путь легитимизации преступников. Мы стараемся донести европейцам, что это вопрос не сугубо внутренний Украины, но вопрос международной безопасности.

- Вы пытались разобраться, кто в России отвечает за неформальную работу с представителями ПАСЕ?

- Да, это не большой секрет. За указанною работу отвечает депутат Госдумы от ЛДПР Леонид Слуцкий. Он принимал в Крыму наших "французских друзей". И он ответственен за такой вот политический туризм.

- Он связывается с Гунько и всеми остальными лоббистами России?

- С французами – точно он, с Гунько – не знаю, также он контактирует с объединенными левыми. Кроме того, есть еще коммунистическая партия Франции, с представителями которой он общается. Также контакты идут по линии руководства Госдумы.

Кроме того мы должны разделить две вещи – парламентский диалог, которым занимается Слуцкий и ФСБ, которая работает достаточно активно. Мне кажется, что в этих вопросах даже МИД России – это подразделение ФСБ. Потому что, например, Россия делает взносы в Совет Европы при негласном условии, что Совет Европы должен выдать определенное количество рабочих мест именно гражданам России. Эти люди работают в Европейском суде по правам человека, в Совете Европы, и, понятно, чьи интересы они отстаивают в этих структурах. Не так давно был интересный случай. Один из депутатов Чехии, который посещал Крым, был пойман с поддельным паспортом в Швейцарии при получении достаточно большой суммы денег в банке. Но допросить его не получилось, потому что он скончался в связи с инфарктом.

- Возвращаясь к последнему голосованию по мониторинговой резолюции ПАСЕ по Украине. Почему во время голосования наша делегация разделилась, а отдельные ее члены после голосования даже говорили, что итоговый текст документа – это предательство Украины?

- Наша делегация в ПАСЕ едина как никогда. Голосование не разделила эту позицию. Просто внутриукраинские трения доходят и до ПАСЕ. Но мы стараемся их сдерживать.

- Почему, например, возмущался Андрей Лозовой из РПЛ, хотя в Верховной Раде его фракция голосует синхронно с коалицией?

- Конечный текст документа видно только в последнюю секунду, когда принята последняя поправка. До этого мы видим только все поправки и текст. Во время голосования мы отбили много негативных поправок, но бывают ситуации, когда, поправки, которые бы мы хотели, не принимаются, а негативные проходят. В итоге у тебя есть одна минута, чтобы принять решение, какой все-таки в итоге получился документ. В нем больше негатива или больше позитива. Что напугало "радикалов" и тех, кто воздержался? Там есть фраза о выборах на Донбассе. Я голосовал "за", потому что я хорошо знаю предыдущую резолюцию, в которой этот пункт также был. И там четко сказано, в каких условиях будут проходить выборы. При этом вы должны понимать, что тексты резолюций ПАСЕ не могут противоречить друг другу. Поэтому меня эта фраза абсолютно не пугала. Я "за" выборы на Донбассе, ведь я считаю, что право выбора, - это право, которого нельзя лишить гражданина. И мы должны его реализовать. Но выборы должны быть настоящими, в условиях безопасности. Кто-то посчитал, что эту фразу неоднозначной и воздержался, кто-то не связывал эти две резолюции и проголосовал "против". Поэтому, делегация едина во мнении, что выборы на Донбассе можно провести только после обеспечения там безопасности.

- Станет ли 2017 год годом решения конфликта на Донбассе?

- В первую очередь это будет зависеть от нашей геополитичеакой позиции, что мы сможем предложить в дипломатическом, экономическом планах США и Европе. Обратите внимание, что новоизбранный президент США Дональд Трамп столкнулся с большими протестами.

Во время моего визита (в США, - ред.) протесты были везде. Когда я прилетел в Вашингтон, мне пришлось пройти по "линии славы". Когда ты идешь по очень узкому коридору, и с двух сторон на протяжении ста метров стоят люди с плакатами "Мы вас поддерживаем", "Мы вас любим", "Америка не такая", "Бесплатная юридическая помощь". У того же дома Трампа постоянные протесты.  Он имеет финансы – он богатый человек;  он имеет власть – он президент Соединенных Штатов Америки, но ему нужен электорат.

- Но электорат у него как раз есть. Он стал президентом благодаря нему …

- За него проголосовали на три миллиона человек меньше, чем за Хиллари Клинтон. Соответственно, ему нужно брать электорат из другого лагеря. И это цель любого политика. Если Трамп использует свои возможности для того, что бы быть первым президентом в мире, который решит замороженный конфликт или российскую агрессию на нашей территории, он получит огромное количество балов. Я думаю, что наша обязанности – донести такую позицию к США и воспользоваться этими возможностями. Я думаю, что Трамп найдет те слова, которые Путин сможет продать или купить  за счет конфликта.

- Вернемся к вопросу о том, чего ждать от 2017-го года…

- Я живу с определённой мыслью и честно и искренне верю, что в этом году проблема должна закрыться. Государство Израиль было построено  на фразе "В следующем году - Иерусалим". Я запустил девиз "В этом году – Бахчисарай". Мы честно в это верим.

Когда было предложено провести слушания по проблемам Крыма в парламенте,  Мустафа Джемилев проголосовал "против".  Он заявил: "Дорогие друзья, вы предлагаете на 2018 год поставить слушания. Это в 2018 году будет не актуально. У нас не будет уже этой проблемы. Мы не будем столько ждать. Мы должны ее решить сегодня". Если говорить о мотивации – то мы должны решить эту проблему сегодня. Если говорить, что ради этой мотивации должно быть сделано, то мы должны стать субъектом, мы должны найти общий язык с Трампом и Конгрессом. Мы должны донести, что Путину должно быть очень дорого содержать оккупацию территории Украины, и ему должно быть не выгодно продолжать агрессию. Не выгодно потому, что криминальный суд начнет рассмотрение в отношении лично Путина или отдельных лиц. Это не хорошо.

Представьте себе, что Америка введет небольшие санкции – она не разрешит русским банкам открывать счета в Америке. Это значит, что экономика Росси умрет. Все доллары США, которые находятся на счетах любого гражданина России, на самом деле находятся где-то в Америке.  Это означает коллапс. И такие санкции были по отношению определенных арабских стран. Соответственно, наша задача – работать и найти эти решения. В противном случае – просто не будет Украины. Оккупация началась с Крыма. Оккупация должна закончиться Крымом. По дороге мы должны решить проблему Донбасса.

- Слышали ли вы о плане освобождения Донбасса? Что Россия выведет оттуда свои войска уже этого года.

- Конечно, этот вопрос обсуждается. Это так называемая "продажа".

- Есть версия о том, что Вашингтон и Москва могут заключить "большую сделку", в рамках которой Россия выводит свои войска с Донбасса. Мы заканчиваем АТО, выходим на границу, проводим выборы, забываем о Крыме, а  с России снимаются санкции. Возможно ли это?

- Указанный план – это открытый план, который продвигается многими политиками и который вполне устраивает РФ.  Однако, он не устраивает ни нас, ни геополитические интересы Америки и Европы. Санкции были введены за Крым и будут сняты из-за Крыма. Более того, в Конгрессе США лежит закон об увеличении санкций в отношении РФ. Это некий "дамоклов меч" над Госдеппом в случае, если Белый дом снимет часть санкций. Поэтому, такие планы не имеют поддержки лиц, которые принимают решение. Они не имеют поддержки в Украине.

- Кто говорит о таких планах?

- Я слышал это от ряда дипломатов, в том числе и в Америке. В том числе во время встречи в Госдепе один из дипломатов сказал: "Проводите выборы. Это ваше обязательство".

- Это говорили вам уже в новой Администрации Трампа?

- Да.

- В США вы летали на "Молитвенный завтрак". Во сколько обошлось вам участие в этом мероприятии?

- Многие журналисты путают два разных мероприятия. Был завтрак Трампа. Он проходил 21 января. И молитвенный завтрак, который проходил 3 февраля. На 21 января я слышал, что продавались билеты. На молитвенный завтрак билеты не продавались, и я не слышал, чтобы они когда-то продавались. Этот завтрак проходит каждый год - уже 65-ый раз. Я получил официальное предложение от группы сенаторов, как народный депутат Украины. Координаторами на территории Украины было несколько людей. В частности, Павел Унгурян, который представляет баптистскую церковь и занимается правами религиозных меньшинств. Я занимаюсь правами человека, много занимаюсь религиозными правами. Меня приглашали и раньше, но не было такой возможности. Сегодня это наша обязанность поехать туда и доносить позицию, пока она не сформирована.

- Вы общались с представителями новой команды в Госдепе. Для себя вы нашли понимание, кто будет заниматься украинской проблематикой? Сейчас наши дипломаты говорят, что не до конца понимают, будут ли это взаимоотношения на уровне Государственного департамента или на уровне кого-то из советников президента?

- Сегодня в Америке проходит тестирование на возможные грани, на которых будет строиться стена. Или этой стены не будет вообще, но где-то должны проходить какие-то грани взаимоотношений. Господин Трамп – это первый президент-не политик. И то, что я почувствовал от общения с конгрессменами, разного рода советниками, что на сегодняшний день Администрация Белого дома не сформировала свою позицию по многим вопросам, включая Украину. Какие будут последствия в самой Америке после снятия санкций… Потому что  "Крым – наш" и "Трамп – наш" играет больше на руку нам, чем Российской Федерации. Потому что это серьезная претензия в отношении Трампа, когда он сказал, что "он уважает Владимира Путина" за что-то. Сразу же была реакция от конгрессменов, с которыми мы, в том числе встречались, что нельзя называть убийцу словом "уважаемый человек".

Есть ряд лиц, которые дают советы тому, кто должен этим заниматься.

- Из кого выбирают?

- Я бы не хотел называть фамилии, потому что это неблагодарная вещь. Я четко знаю, что обсуждения, которые проходят, настолько разнополярные, что не отражают ситуацию. Очень хотелось, чтобы решение было в нашу пользу. Многие советники Трампа говорят, что ему нужно дистанцироваться от России, потому что на "just business" он просто теряет свой электорат.

- Как мы сейчас работаем, что бы добиться поддержки?

- Есть разные пути.

- Нанять лоббистскую компанию?

- Я не знаю об этих фактах. Во время последнего визита на Украину главы израильского парламента господина Эдельштейна мы, во время встречи, в том числе с президентом Украины, четко обсудили с ним план действий. Украина может поддерживать в европейских международных организациях Израиль, а Израиль имеет прекрасные отношения с администрацией Трампа. И часть этого плана была реализована, в том числе мной. Господин Эдельштейн также был на этом завтраке. Мы провели с ним совместные встречи. У нас был совместный ужин депутатов Испании, конгрессменов США, Украины и Израиля. Более того, по мнению наших дипломатов, сегодня самым влиятельным дипломатом в Вашингтоне является посол Израиля в США Рон Дермер.

- Вы наладили с ним контакты?

- Меня познакомил с ним глава парламента Израиля. Более того, с нами летал даже главный раввин Украины (Моше-Реувен Асман, - ред.) с целью защиты интересов Украины. И это раввин той синагоги, того течения иудаизма, к которому принадлежит Иванка Трамп (дочь президента США Дональда Трампа, - ред.). Соответственно, у тех же баптистов очень много возможностей и связей. У нас есть общество поддержки Украины  - правозащитная организация "American-Juwish Commette", и мы должны всеми методами заходить и работать. Мы должны видеть, чем можем помочь Америке, Израилю, Германии.

- Какой месседж мы пытаемся донести Трампу, в том числе, через посла Израиля в США?

- Наша основная задача – это деоккупация. Оккупация – это то, что тормозит наши реформы, тормозит нас, как островок защиты прав человека. Россия должна вернуть контроль над Крымом, вывести войска с Донбасса.

Другой вопрос – нужно смотреть на геополитические интересы. Приближение Трампа к Израилю прямо пропорционально отдалению от арабского мира и может провоцировать проблемы с Европой.

- Что такого привлекательного в Украине? На чем мы будем акцентировать внимание, чтобы заинтересовать бизнесмена Трампа? Мы не проводим приватизацию. Мы не принимаем закон о рынке земли. И даже, если мы его примем, иностранцам будет запрещен доступ к покупке земли. Что может быть интересного в Украине для Трампа?

-  Для бизнесмена Трампа - 25 % годовых. Сегодня в Украине кредит в национальной валюте составляет примерно такую цифру, а, может, еще и больше. Сегодня на депозит, который лежит в Европе или в Америке начисляется полпроцента в год. Представьте себе, что обычный американский бизнесмен говорит: "Дорогой мой, за твои деньги ты будешь получать 25 %, только в банке". Чего не хватает? Стабильности. Если будут гарантированы права на получение средств, гарантирована судебная система, реформу которой мы начали, правоохранительной системы, защиты права собственности, это в какой-то момент просто взорвет экономику страны, потому что многие серьезные корпорации, наблюдают за тем, что происходит и ждут. Наша задача показать, что у нас все будет "start up". Тот же Сорос и все мировые бизнесмены зарабатывали самые большие деньги во время кризиса. И сегодня, когда стоимость денег в нашей стране высокая, это открывает сумасшедшие возможности для инвесторов, иностранных банков размещать деньги и зарабатывать средства. Поэтому я думаю, что это будет очень серьезный аргумент.

- В последние дни администрация Белого дома и президент Дональд Трамп сделали сразу несколько важных заявлений. Главное из которых – Россия должна вернуть Крым Украине. Ранее Трамп так однозначно не поддерживал позицию Украины. Что изменилось?

- Трамп делает оценку того, что ему идет в "плюс", а что идет в "минус". Мы должны показывать, что дружба с террористами – это "минус", а поддержка демократии – это "плюс". Более того, хочу обратить внимание, что сейчас в США находится Павел Климкин и там же находиться премьер-министр Израиля Беньямин Натаньяху и, по моей информации, они должны встретиться. По последней информации оттуда, в том числе благодаря поддержке Украины со стороны Израиля, в 20-х числах февраля состоится встреча президентов Петра Порошенко и Дональда Трампа.

- Мы помним реакцию премьера Израиля на наше голосование за резолюцию СБ ООН №2334 о положении на Ближнем Востоке. Теперь же мы читаем, что президент пообщался с премьером Израиля, что украинский премьер-министр Владимир Гройсман намерен нанести туда свой визит, хотя было сказано, что израильские чиновники не должны общаться с представителями стран, которые голосовали за эту резолюцию. Министр иностранных дел Павел Климкин ездил в Израиль. Как нам удалось решить эту проблему и восстановить отношения?

- Наши взаимоотношения с Израилем не строятся на отдельном политике или отдельном голосовании. Это все равно как завязанный провод. Он может виться в разные стороны, где-то подрываться, но он существует. Этот провод – это люди. В день приходиться около 20 полетов между Украиной и Израилем. Я возглавляю группу межпарламентских связей с государством Израиль. В нас в группе формально/неформально 130 человек (на сайте парламенту есть информация о 93 членах группы, - ред.) – это на десять человек больше, чем весь Кнессет государства Израиль. Мы активно работаем. Мы даже договорились с моим визави – вице-спикером Израильского Кнессета Тали Плосков – что мы выступим вместе и скажем, что наши взаимоотношения не поменяются, и мы дальше будем продолжать дружбу. Об этом свидетельствует, в том числе, наше совместное мероприятие в Вашингтоне.

Более того, практически сразу 74 народных депутата подписали очень жесткое заявление, которое не всем понравилось здесь, в Украине, где мы выразили обеспокоенность позицией министерства иностранных дел, подчеркнули, что для нас Израиль – партнерское государство, с которым мы должны развивать сотрудничество. Думаю, что такой документ сыграл большую роль. Мы первыми, как парламент, протянули руку, и в достаточно большом количестве. Для Израиля 74 депутата – это уже коалиционное большинство, которое смогло удержать какие-то взаимоотношения.

Во-вторых, это работа, как и еврейской общины здесь, так и общины поддержки Украины в Израиле, так и советников. Например, визит министра иностранных дел в Израиль был организован советником нашей группы.

- Кем именно?

- Почетным консулом государства Израиль в Западном регионе Олегом Вишняком.

- С кем встречался Климкин?

- Там был ряд встреч, в том числе, по моей информации, с премьер-министром Израиля, парламентом, исполнительной властью. Во всяком случае, результатом встречи стало то, что жесткая позиция была отменена. Визит премьер-министра Украины в Израиль состоится в этом году.

- Что мы пообещали? Должна быть какая-то практическая составляющая.

- Я не видел рациональной составляющей в поведении премьер-министра Израиля. Это была эмоциональная составляющая, и многие об этом говорили. Я не знаю, какие нашли слова для того, чтобы смягчить жесткие позиции. Однако факт остается фактом - эти слова были найдены. Не думаю, что могли сдать какие-то интересы.  Любой политик Израиля не вправе разрывать отношения, которые существуют. Еврейская община в Украине – порядка полумиллиона  человек. Выходцев из Украины в Израиль – тоже около полумиллиона  человек.

- В этом году мы можем подписать соглашение о Зоне свободной торговли с Израилем?

- Думаю, что да. Принципиальные моменты уже были урегулированы уже достаточно давно. И я очень надеюсь, что в ближайшее время этот вопрос будет решен.

- Возможно, Украина пообещала, что в Совбезе ООН будет теперь голосовать только в интересах Израиля?

- В первую очередь мы всегда должны голосовать в интересах Украины. Но в интересах Украины – создавать больше друзей , находить поддержку и использовать возможности взаимовыгодного сотрудничества.

Более того, был звонок премьера президенту Порошенко. Он был инициирован израильской стороной. Не Порошенко звонил Нетаньяху, а Нетаньяху - Порошенко. Мы должны понимать, что для того чтобы этот жест состоялся, проводилась непростая работа. Той же почетный консул. Здесь я могу отметить почетного консула  Украине в Израиле Офера Керцнера, почетного консула Украины в Израиле Арона Майберга. И это была тонкая правильная работа, где мы объясняли наши интересы и находили какие-то возможности.

- Вы упомянули Арона Майберга. Речь идет о партнере Игоря Коломойского?

- Это партнер Коломойского, владелец МАУ.

- Также в ПАСЕ вы получили должности главы подкомитета по борьбе с преступностью и терроризмом. Что планируете делать на этой должности?

- По информации, которую я получил от своих коллег из делегации ОБСЕ,  Россия дала команду, чтобы во всех международных структурах подобные посты заняли максимально приближенные к России люди. И это очень плохой знак. То что, происходит в Крыму сейчас, очень напоминает Советский Союз. Ильми Умеров (заместитель председателя Меджлиса крымско-татарского народа, - ред.)находится в психушке, вспоминают о каких-то терактах, диверсионных группах. Мы помним историю Чечни, где определенные российские чиновники до момента, когда состоялся теракт, уже сказали, что он состоялся и где. Мы явно видим руку спецслужб России за подобными вещами. Какие последствия подобных действий? Страх, который объединяет людей и заставляет их меньше думать.

Точно также на этот пост в ПАСЕ баллотировался Тьерри Мариани (французский депутат, признает присоединение Крыма к России, - ред.) – "наш старый герой крымских романов" – и только благодаря нашей позиции, Сотник Елене (нардеп от "Самопомочи", - ред.) мы смогли заблокировать этот процесс, путем того, что мы выставили свои кандидатуры. Голосование было перенесено, деятельность комитета приостановили. И в день голосования даже сторонники Мариани не пришли на голосование, зная, что они его проиграют. Тот факт, что подкомитет негласно поддержал меня – большая честь для меня, что сегодня я занимаюсь проблемами преступности и борьбы с терроризмом 47 стран.

- Какую повестку роботы вы сформируете?

- У нас может быть много интересных вопросов. Например, такие наболевшие вопросы, являются ли "ДНР" и "ЛНР" террористическими организациями, является ли Меджлис экстремистской организацией, что такое "ХАМАС", какие критерии и методы борьбы с терроризмом более эффективны. Но для чего России были нужны эти посты?

- Для того, что если что-то случится – ожидать приемлемую для себя реакцию международных организаций.

- Мы должны определенно обратить на это внимание.

- Это косвенно подтверждает, что Россия готовится к каким-то активным действиям?

- Они держат в рукаве план, который находится уже достаточно близко к реализации для того же проведения террористических атак на разных территориях с целью получения, необходимых для нее результатов. Мы делаем выводы из определенных процессов. Даже, например, ситуация с бомбой, которую подложили одному из наших депутатов, интересно, что…

- Это вы об Антоне Геращенко?

- Я решил его не упоминать. Мы, кстати, сделали отдельный документ по поводу Антона Геращенко. Он был прописан в Декларации ПАСЕ. Интересно, что один грузинский депутат рассказывал, что Россия действовала таким же образом. Я думаю, что сегодня как раз стоит в повестке дня, как подкомитета, так и международных организаций, которые занимаются этим вопросом профессионально, необходимость излечить методы, которыми работают спецслужбы, те действия, которые уже происходили, и предостеречь в будущем подобные операции. Это как раз и есть нашей задачей.







загрузка...

...
...





Распродажа







Популярное



Неопалимая купина: от чего защищает икона

7 упражнений, которые за 4 недели сделают из вас модель

Банкомат завис и не вернул карту: пошаговая инструкция, чтоб забрать ее через минуту

Три золотых трюка, чтобы больше не орать на детей

Легкий трюк, чтобы умножать без калькулятора

Как вылечить больные колени: упражнения и особенности питания