Украине дан последний шанс: астролог о 2017-м для Украины

Суд удовлетворил многомиллиардный иск АМКУ к "Газпрому"

Новости Крымнаша: У Крыма нет своих яиц

В Киеве снова снесли МАФы (фото, видео)

Водка унесла в ад душу известного снайпера ДНР: не героические подробности

Перестрелка в Княжичах: детали задержания банды (фото, видео)

Луценко: "Как можно терпеть то, что за такие большие деньги ничего не делают?"

23.06.2016 19:02 | Политика | Просмотров: 451

О недостатках в работе Национального антикоррупционного бюро, о "Законе Надежды Савченко" и возможных изменениях к нему, о деле относительно нардепа Александра Онищенко и о том, какой Украина будет через год рассказывает народный депутат Игорь Луценко, сообщает NewsOboz.org со ссылкой на Gazeta.ua.

С народным депутатом Игорем Луценко, 37 лет, встречаемся в Мариинском парке около Верховной Рады. В два часа дня ждет нас на скамье вблизи фонтана. На улице жара. Луценко разулся. Ноги в черных носках положил на ботинки. Слева на белой футболке - значок партии "Батькивщина".

 

Недавно Национальному антикоррупционному бюро передали черную бухгалтерию Партии регионов. Кто заинтересован в этом?

- Председатель Службы безопасности Василий Грицак думает, как стать следующим Борисом Ложкиным (руководитель Администрации президента. - Gazeta.ua). Гасит оффшорный скандал добытым у "регионалов" залежалым компроматом.

В НАБУ говорят, что обнародование фамилий из списка помешает следствию.

- Не знаю, как это может помешать. Кто мог испугаться и убежать, уже сделали бы это. Уничтожили бы доказательства, договорились со свидетелями. Если бы кто-то действительно хотел расследовать черную кассу, шума не было бы. На самом деле эта медийная спецоперация направлена на уменьшение количества проблем президента в информационном пространстве.

Как лучше всего использовать эти документы?

- Нужно было бы тихо расследовать дело относительно Центризбиркома (в черной бухгалтерии фигурирует Охендовский М. В., данные которого полностью совпадают с паспортными главы ЦИК Михаила Охендовского. - Gazeta.ua).

Также нужно допросить тогдашних сотрудников офиса Партии регионов (черную кассу похитили во время пожара в нем 18 февраля 2014 года, по словам главы Закарпатской облгосадминистрации Геннадия Москаля. - Gazeta.ua). Так можно установить происхождение документов. Сейчас они ничего процессуально не означают. Подписи легко подделать. Это - не доказательство, а повод зарегистрировать заявление, начать криминальное осуществление. Установить, что ничего не известно и закрыть дело. И такое решение будет законным, к сожалению.

Юридические последствия дело будет иметь?

- Это оперативная информация. Сообщение на уровне сексота. Если у следствия нет альтернативных источников, его нельзя использовать в суде. От него должны были отталкиваться. Амбарная книга дает понимание, где копать. Впрочем, НАБУ не хватает ресурсов и профессионалов, чтобы заниматься этим.

Нардеп Сергей Лещенко говорил, что в списке есть люди из окружения Порошенко.

- Конечно, они там будут. В окружении президента куча "регионалов". Он сам имел отношение к Партии регионов. Пусть за 1990-х "черную кассу" поднимут. Посмотрят, был ли от Петра Алексеевича доход.

Через два года после революции в стране продолжает процветать коррупция. Почему?

- А что изменилось? Погибли 10 тысяч человек в 600 километрах от нас. Это не те изменения, из-зак которых исчезает коррупция.

Созданы органы, которые должны были бы предотвращать её. Например, НАБУ

- Это не орган борьбы с коррупцией. Это орган, который может расследовать очень узкий перечень преступлений. Дай Бог, 5-7 процентов того, что мы понимаем под коррупцией, было в его компетенции.

Бюро не борется с коррупцией, а наказывает за нее. Для её преодоления нужно вернуть надзор за соблюдением законов субъектами публичного права. Этого парламент лишил прокуратуру в 2014 году. Чтобы власть придерживалась законов, за ней должен кто-то присматривать. Не всегда коррупцию можно остановить криминальным осуществлением. Например, депутату выделяют участок в парке под ресторан. Кто с этим будет бороться? Некому. Прокуратура была единственным органом, имевшим право оперативно подать предписание в городской совет об отмене незаконного решения.

Вы подали заявление в Генпрокуратуру о преступлении руководителя НАБУ Артема Сытника. Почему?

- В своих розовых мечтах думал - если мы строим орган, созданный США и профинансированный ими, то и законы будут "их". Имею в виду, что американские детективы пытаются их выполнять. Но, например, есть статья 214-я Криминально-процессуального кодекса ("Начало досудебного расследования". - Gazeta.ua). Какой бы непутевой она не была, ее нужно выполнять. Если кто-либо подает заявление о преступлении, нужно регистрировать криминальное осуществление. Если состав преступления не найден, его закрывают. Сытник ее не выполняет.

Именно поэтому можно было добиваться увольнения Шокина. За две вещи: за невыполнение статьи 214-й и за то, что прокуроры, поддерживавшие неправдивые, признанные незаконными Европейским судом по правам человека - обвинения в суде против майдановцев, были неотлюстрированы. Нынешний генпрокурор будет делать то же самое.

Поэтому я написал заявление. Что же это за такой новый орган? Как можно терпеть, что за такие большие деньги ничего не делают? (Директор НАБУ получает более 75 тыс. грн в месяц, детективы - почти по 34 тыс. - Gazeta.ua).

А как бы вы действовали на месте Сытника?

- Я выполнял бы закон. Или пришел бы в Раду и сказал: "Депутаты-негодяи, измените КПК, я не могу работать". Тогда бы правоохранительная тусовка подумала: "Слушайте, хоть один человек высокого уровня вышел и сказал депутатам, что они создали непутевый кодекс". Но НАБУ это устраивает. Одни дела можно возбуждать, а другие - нет.

Бюро становится еще одной институцией, с которой нужно бороться. Зачем это нам?

Было бы целесообразно закрыть его?

- Нет, закрывать поздно. Сначала нужно было реформировать существующие органы. Провести не выборочную чистку, а нормальную люстрацию прокуроров. Если нарушил 214-ю статью - до свидания. После этого прокуроры ходили бы по струнке. Не выполняли бы преступных приказов начальников. Не брали бы взяток. По существу НАБУ - это те же прокуроры. Называются иначе, а ведут себя по-старому.

Недавно Рада приняла закон о судоустройстве. Какова судьба этой реформы?

- Это жесткий рейдерский захват президентом судебной ветки власти через Конституцию. Теперь будем иметь централизованный рынок заказных судебных решений. Порошенко будет отдавать приказы.

Ваша коллега по фракции Надежда Савченко заявила о необходимости прямых переговоров с сепаратистами. Разделяете ее мнение?

- Я не могу утверждать, что именно она имела в виду. Как я понимаю ее слова, то частично разделяю их. Скажем, относительно переговоров об обмене пленными. Но дипломатического признания стороны сепаратистов не может быть. В следующий раз она должна четко чеканить свое слово. Ей нужно привыкать быть политиком.

Прямые переговоры с боевиками давно ведутся. Но при участии других сторон.

Когда боевики просят режима тишины, чтобы вывести раненных и убитых - это прямые переговоры? Да. Но при этом мы не признаем их сторону.

Во многих моментах Надежда права. Например, если бы в переговорах не было России, мы нашли бы общий язык с недовольными восставшими людьми. Но Россия не собиралась нас выводить на прямой диалог с сепаратистами. Она сразу дала им автоматы, пулеметы, Грады. Сказала: "Стреляйте". И они начали стрелять.

Вы с нардепом Бориславом Березой вносили правки в "Закон Савченко".

- Он уравнивает преступления разной тяжести. Хочу улучшить его. Особенно в части преступлений, касающихся конфликта на Донбассе. В случае государственной измены, какой там день за два? Кстати, я еще не успел поговорить с Надеждой. Виделся с ней два-три раза.

Вы подготовили проект закона еще в феврале. Как-то продвигается?

- Ожидаем. Многие заинтересованы, чтобы "Законом Савченко" очернять ее имя. Считаю, что это - хороший закон. Ликвидируем несправедливость относительно людей, годами сидящих в СИЗО без приговора. Которых государство из-за своей непутевости не может ни выпустить, ни посадить. Лучше освободить виновных, чем держать невиновных в СИЗО. Я в свое время побывал в Лукьяновском и понимаю, что это такое. Там ужасные условия содержания, неприемлемые для европейского государства.

Каким будет продолжение дела Александра Онищенко?

- Увидим еще много пиар-баталий на нему. Во-первых, НАБУ пиарится на нем с самого начала. До представления генпрокурору на стол предложения относительно ареста нардепа Онищенко анонсировали это в СМИ. Второе: если наказывать Онищенко, то вместе с другими должностными лицами. Его обвиняют в налоговых злоупотреблениях. Нужно быть гением, чтобы без заговора с Государственной фискальной службой украсть 1,3 миллиарда гривен. Вероятно, рассчитывали на некомпетентность и плохой имидж Онищенко. Его решили выжить из страны. И показать это как успех следствия. Зато его партнеры по бизнесу, в частности Игорь Кононенко (народный депутат от Блока Петра Порошенко. - Gazeta.ua), возьмут на себя координацию финансовых потоков. НАБУ скажет: депутатская неприкосновенность, мы сделали, что могли.

Но проблема не только в Онищенко. Где представление на других коррупционеров в парламенте - на Юрия Бойко, Евгения Бакулина? Почти 70 процентов "Оппозиционного блока" можно садить. Парламент настолько запуган словом "коррупция", что кого-либо лишить иммунитета даже в нарушение закона - не проблема.

Кого следующим Верховная Рада может лишить неприкосновенности?

- Хотелось бы, чтобы это был депутат-мажоритарщик Геннадий Бобов. На сколько мне известно, он причастен к убийству майдановца в 2014 году (журналиста Василия Сергиенко в городе Корсунь-Шевченковский Черкасской области. - Gazeta.ua). Есть все материалы, позволяющие наказать исполнителей заказного убийства и через них выйти на Бобова.

В какой точке находится сейчас Украина?

- Мы откатились до 2012-2013 годов. Развитие идет по циклу. Шаг вперед, два - назад. Дальше - революция. После последней сделали два шага назад.

Что будет в течение следующих года-полтора?

- Порошенко продолжит концентрировать власть в своих руках. Будет лишать полномочия парламент, ставить своих судей. Критике постепенно будут закрывать рты. Так будет продолжаться, пока система не скажет: "Дальше так нельзя". И произойдет новый взрыв.

Не будет ли он разрушителен?

- Негатив с позитивом постоянно изменяют друг друга, но в целом наш тренд правильный. Каждая революция приносит качественные изменения. При этом очень рискуем, потому что амплитуда движения вверх-вниз чрезвычайно большая. Мы часто заходим за грань смерти и снова возвращаемся. Нельзя исключать, что однажды можем не вернуться из-за грани. Но ломаная линия развития ведет вверх. В государстве становится больше украинцев, а украинский язык - популярнее. Язык, государственная символика приобрели новое содержание, несмотря на годы русификации. У нас уже есть армия на уровне людей. Нет оружия, нет денег, организации, а люди есть. ФСБ годами работала, чтобы все эти атрибуты становления украинской нации исчезли, но они воссоздаются. Несмотря на весь беспорядок. Украина, как трава, прорастающая сквозь асфальт, побеждает в гибридной войне.

Проведут ли выборы на Донбассе?

- В скором времени они весьма вероятны. Давление на Порошенко со стороны Запада огромное. За это они его и любят - с ним можно говорить о таких вещах.

В выборах на Донбассе заинтересован и Порошенко, и Путин, и Запад. Но украинский народ сейчас не готов к ним. Помним 31 августа 2015 года под Верховной Радой (в столкновениях после голосования о внесении изменений в Конституцию относительно децентрализации. погибли четыре бойца Нацгвардии. - Gazeta.ua). Странно, что была лишь одна граната.

Но, думаю, выборы без закрытой восточной границы не признают даже самые лояльные к России наши западные партнеры. Чтобы местные выборы действительно стали завершением конфликта, на Донбассе нужно проводить не менее пяти лет "дерусонацификацию". То есть сепаратистов привлечь к ответственности за военные преступления, за антигосударственные действия. Потом обеспечить доступ населения к объективной информации. И только после этого проводить выборы. Иначе это будет компромисс с дьяволом, легитимизация полевых командиров.

Поможет ли вооруженная миссия ОБСЕ разрешению конфликта?

- Слабо представляю, откуда ОБСЕ возьмет необходимое количество людей для такой масштабной миссии. Каким будет этот контингент, какие задания? Например, такая ситуация: начинается обстрел украинских позиций в Авдеевке. Что будет делать ОБСЕ - будет бить из своих европейских пушек в ответ? На самом ли деле ОБСЕ в случае необходимости станет защищать мирное население от российских войск? Один гроб с миротворцем - и в Европе случится политический кризис континентального масштаба. Будут говорить: зачем нам те украинцы, пусть проводят выборы и мирятся с Путиным. Такова позиция Европы сегодня.







загрузка...

...
...
...





Распродажа





Популярное





Китайская методика познания: узнайте больше о своей судьбе

Ex.ua и FS.to закрыты: где смотреть любимые фильмы

Любое желание исполнимо! Вот что нужно сделать…

Заставим вирус отступить: 6 простых способов не заболеть осенью

Что нужно сделать сразу после увольнения

Как приготовить идеальный кофе! 10 советов



Яндекс.Метрика