Cвитолина раскрыла все секреты: о победах, любви к одиночеству и личной жизни

В Украине от гриппа умер первый взрослый

Солдат-полковник в АТО: Защищаю Украину, как могу

Надвигается снежный шторм: спасатели предупредили об опасности

Жителей ЛНР подвергли психической атаке: Украина требует от боевиков проявить гуманность (видео)

Горловку "приписали" к РФ (фото)

Об исторической идеализации Горбачева

08.03.2016 04:05 | Общество | Просмотров: 57

Реформы диктовались не свободолюбием, а желанием сохранить СССР и помочь КПСС удержать власть, передает NewsOboz.org со ссылкой на Главком.

рошедший юбилей Михаила Горбачева еще раз продемонстрировал, насколько российское массовое сознание склонно творить себе кумиров, или, другими словами, как легко удается россиянам переставить свое историческое прошлое с ног на голову. Восторженные утверждения, что генеральный секретарь ЦК КПСС стремился разрушить свою партию, положить конец империи зла и дать советскому народу свободу, не могут не покоробить. Возможно, в какой-то степени он и был освободителем, но в первую очередь он был профессиональным коммунистом, плотью от плоти советской номенклатуры. Горбачев понимал, что партия, которой он руководил, теряет свое влияние, как внутри страны, так и за ее пределами; что выдохшаяся советская экономика более неспособна состязаться с западной; и что нужно создать новый эффективный механизм, который бы позволил бы номенклатуре удержать власть в руках. Перестройка и стала таким механизмом.

Реформы диктовались отнюдь не заботой о народе или свободолюбием, а весьма своекорыстными соображениями: сохранить СССР и помочь КПСС удержать власть, пусть даже пойдя ради этого на политические уступки. Понятие "демократия" находилось в самом конце списка приоритетов для Горбачева и по сути рассматривалось им как идеологическая реклама и средство для достижения цели по спасению номенклатурной советской системы.

Впрочем, реклама имела успех, и перестройка покатила по Союзу полным ходом. Однако со временем у нее выявились досаднейшие побочные эффекты — национальное движение, межэтническая рознь, и гражданское самосознание. Ничего из этого Горбачев не предвидел. Армянская резня в Сумгаите, отделение Карабаха от Азербайджанской ССР, ферганские погромы, общеприбалтийская кампания за независимость, новые партии, новые лидеры, митинги, критика, непослушание, массовое проявление недовольства номенклатурой — все это явилось для него неожиданностью. А путч ГКЧП и последовавший одновременный выход союзных республик из состава казалось бы вечной советской державы стали для него шоком. Таких последствий Горбачев не хотел.

Параллельно в мире проходила другая перестройка — в соседнем Китае, под руководством Дэн Сяопина. Полагаю, что в значительной степени она явилась источником реформистского вдохновения для Горбачева. Поднять уровень жизни, разрешить частное производство, дать народу заработать, но так, чтобы при этом компартия СССР, как и компартия КНР, контролировала эти процессы и обогащалась благодаря им, сохраняя власть, — такие идеи не могли не импонировать Горбачеву. Но даже эти идеи он — в отличие от китайцев — не сумел воплотить в жизнь. Вскоре выяснилось, что СССР все-таки не Китай: в первом национальный фактор оказался слишком сильным, а руководство — недостаточно жестким. В КНР регионы не стремились к обособлению и, тем более, к независимости, а в ключевые конфронтационные моменты — например, во время демонстраций на Тяньаньмэнь, перед которыми меркнут события в Тбилиси, Риге и Вильнюсе — партийные боссы Поднебесной вели себя намного решительней, чем их советские коллеги. Когда летом 1991 г. московская номенклатура все-таки созрела для брутальных действий, было, к счастью, уже поздно.

Да, Горбачев начал перестройку, но сделал это не для того, чтобы демонтировать советскую систему, а чтобы спасти ее. Он совершенно не предполагал, что в результате побочных эффектов реформы завершатся крахом социалистического лагеря, организации Варшавского договора, и номенклатурного аппарата, которому он всю жизнь верно служил. Коммунистический режим пал, но произошло это не благодаря, а вопреки воле и намерениям Горбачева. Превозносить бывшего генсека за произошедшее — все равно, что превозносить Николая Второго за свержение монархии и установление демократии в России: ведь, в конце концов, именно Николай дал России конституцию, учредил Думу, а затем втащил страну в проигрышную войну, приведшую к либеральной Февральской революции. Впрочем, я не исключаю, что через какое-то время самосознание россиян именно так и будет воспринимать последнего императора, но пока этого, слава Богу, не произошло. Можно даже возносить славословия Гитлеру: ведь если бы он не начал Вторую мировую войну, приведшую к развалу к Третьего рейха, то и сегодня нацизм задавал бы тон во всем мире. Но ведь у большинства хватает рассудительности, чтобы этого не делать. Тогда почему столь необоснованно идеализируются действия Горбачева? Как и культ личности, историческая идеализация личности — вещь опасная, ибо притупляет способность адекватно воспринимать реальность. Сотворение кумиров до сих пор ни к чему хорошему не приводило.

Источник: Livejournal







загрузка...

...
...
...





Распродажа





Популярное





Ex.ua и FS.to закрыты: где смотреть любимые фильмы

Любое желание исполнимо! Вот что нужно сделать…

Заставим вирус отступить: 6 простых способов не заболеть осенью

Что нужно сделать сразу после увольнения

Как приготовить идеальный кофе! 10 советов

Как перевезти на самолете кота, лыжи или диван: советы владельцам нестандартного багажа



Яндекс.Метрика